Сообщество поклонников группы Бон Джови из России и не только -- Russian Bon Jovi Fans Global Community

Τετάρτη, Νοεμβρίου 27, 2013

Принц Уильям спел песню с Тейлор Свифт и Джоном Бон Джови

В Кенсингтонском дворце дали благотворительный концерт, средства от которого пойдут на помощь бездомным подросткам



27 ноября 2013



Принц Уильям неожиданно вышел на сцену, для того чтобы исполнить песню с Тейлор Свифт и Джоном Бон Джови во время благотворительного концерта в Кенсингтонском дворце, сообщает Assosiated Press. Трио исполнило знаменитую композицию Бон Джови  «Livin' on a Prayer». Мероприятие было организовано, чтобы помочь бездомным подросткам. Все собранные средства перечислили на счет фонда Centrepoint. Билет на концерт стоил 500 фунтов. В зале присутствовали 600 гостей.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Подробнее о мероприятии



26 ноября 2013 года в резиденции Принца Уильяма в Лондоне состоялся королевский гала-вечер "Winter Whites" в поддержку благотворительной организации Centrepoint, на котором Джону Bon Jovi была вручена награда за благотворительную деятельность в поддержку бездомной молодёжи.


Принимая награду, Джон, в частности, отметил: "Слово "Мы" вселяет надежду и расширяет возможности. Помните об этом. Такая ночь, как эта, может случиться раз в жизни, но шансов, чтобы добиться перемен в жизни, у нас множество. Будьте частью перемен, станьте теми переменами, которые вы хотите видеть": http://bit.ly/JonBonJovi_speech_Winter_Whites_Gala


На мероприятии Джон исполнил несколько песен вместе с кантри-принцессой Taylor Swift. К исполнению акустической версии хита "Livin' On a Prayer" с удовольствием присоединился сам Принц Уильям: http://bit.ly/JonBonJovi_PrinceWilliam_TaylorSwift_LOAP


Напомним, что Джон Бон Джови и Тейлор Свифт являются хедлайнерами благотворительной организации, которая оказывает помощь более 75 000 тысячам бездомной молодёжи с момента ее основания в 1969 году. Герцог Кембриджский стал покровителем Centrepoint с 2005 года в память о матери.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Фотографии и видео с мероприятия







Δευτέρα, Νοεμβρίου 25, 2013

Живи молитвой — и будь в седле!

25 НОЯБРЯ 2013 | АВТОР ТЕКСТА: ВЛАДИСЛАВ РАДЮК



Спустя 26 лет после того, как одна из известнейших песен рок-группы из Нью-Джерси Bon Jovi на протяжении четырех недель лидировала в Billboard Hot 100, она снова ворвалась в пределы чарта, заняв сходу 25-ю строчку. Возможным это стало благодаря вирусному видео, которое на YouTube было выложено уже довольно давно, но широкими массами замечено лишь сейчас — после загрузки видеоролика на сайт Utrend.tv, сообщает американский сайт Rolling Stone. 




В том факте, что песня, которую иначе чем «mega-anthem» (мега-гимн) и не назовёшь, снова попала в чарт, ничего удивительного, на самом деле, и нет. В материале «500+10 — Ещё десять великих песен» я уже вкратце рассказывал об этой песне, теперь же уделю ей чуть больше внимания, чтобы понять, чем же она так привлекательна для массового слушателя?

Песня была написана для альбома «Slippery When Wet» (1986), хотя Джон Бон Джови, лидер группы (о чём нетрудно догадаться исходя из названия коллектива) очень сомневался, что песня подходит пластинке и банде вообще. В композицию поверил гитарист Bon Jovi Ричи Самбора, который мало того что настоял на включении песни в альбом, ещё и уговорил оставить ток-боксы (talkbox), которые впоследствии в истории группы будут применены ещё не раз, в том числе и в «It’s My Life», которая во всех смыслах станет продолжением «Livin’ on a Prayer». 

Ричи не ошибся. Песня взорвала Америку! Как и весь «Slippery When Wet». Именно после этого Bon Jovi получили право называться самой популярной группой в мире. Они поехали в турне, с толпами поклонников и летающим на троссах над залом Джоном, потом записали ещё один мощный альбом, «New Jersey» — и снова грандиозное турне. 


В песне повествуется о Томми и Джине, которые вынуждены бороться за существование. Они же будут фигурировать в «It’s My Life» (а также в «99 in the Shade»). Персонажи хоть, конечно, и вымышленные, всё же имеют реальные прототипы — если верить Джону, образы вдохновлены его знакомыми юношеских лет. Ричи же увидел в Томми и Джине отображение своих родителей. Осталось спросить Дезмонда Чайлда, профессионального поэта-песенника, также числящегося в соавторах композиции, — что он думает по этому поводу? Соавторство, к слову, вообще штука такая, что долю участия каждого из участников тандема со стороны определить весьма непросто, но поэтический талант каждого из этой троицы, в любом случае, сомнению не подлежит. Ведь Джон записал два прекрасных сольника (крайний альбом группы «What About Now» 2013 года некоторые иронично называют его третьим сольным альбомом, что, конечно, неверно, но, как говорится, в каждой шутке есть доля правды), Ричи — аж три, а Дезмонд Чайлд известен тем, что сотрудничал со многими рок-звездами — такими как Kiss, Aerosmith и Steve Vai.








Прошло 26 лет, а песня до сих пор является визитной карточкой группы. Bon Jovi сильно изменились: повзрослели, перешли на сторону «хороших парней». Ещё в 80-х у Джона начались проблемы с голосом, так что на концертах во время исполнения припевов «Livin’ on a Prayer» он передает эстафету стадиону; даже на демо-версии песни слышно, что самый пронзительный выкрик в песне — авторства Ричи. В этом году идеальный творческий тандем Джона и Ричи дал трещину: последний отказался от участия в туре «Because We Can» — впрочем, немецкий Rolling Stone 25 ноября передал о намерениях Ричи в ближайшем времени вернуться в группу; что не поделили — пока так и остается загадкой, но, скорее всего, просто накопилось — за 30-то лет. Мир вокруг тоже не остаётся прежним — это Bon Jovi подчёркивают и в «These Days» (1995) и в «Bounce» (2001). Но эта песня — по-прежнему одна из наиболее ожидаемых на концертах группы. Чем же она цепляет людей от Нью-Джерси, откуда Bon Jovi родом, до островов Японии, где они вместе с Одри Хепбёрн — предмет фетиша западной культуры? Импонирует людям то, что композиция эта — о вере, о надежде и, конечно, о любви. Об американской мечте, которая существует и за пределами Штатов. О том, что всё будет. И как бы ни менялся мир вокруг, а такие мотивы всегда были любимы и любимы будут. Именно поэтому «Livin’ on a Prayer» поют в фильмах, на стадионах, в переходах и на X-Factor.







На неё сделано немало каверов. Она — одна из тех песен, которые трудно испортить. Её можно спеть и роково, и в стиле блюз, и просто с двумя акустическими гитарами, как это иногда делают Джон и Ричи. Кстати, именно после одного из таких исполнений «Livin’ on a Prayer» и «Wanted Dead or Alive», в далёком 1989 году и родилось на свет музыкальное шоу «MTV Unplugged». Создателей вдохновило то, как две простые гитары смогли взорвать зал. С замыслом они не прогадали, и с тех пор и сами Bon Jovi не скрывают удовольствия от акустики. В 2003 году, в честь 20-летия группы они записали даже сборник своих хитов в блюзовой обработке «This Left Feels Right».







Самое интересное, что как бы песня ни звучала — она цепляет. Вне зависимости от того, кто внёс больший вклад в её написание, она имеет мощный заряд. Она о вере, и слушая её, действительно хочется верить, что всё будет. Вера в разных её проявлениях — вообще одна из основных тем Bon Jovi. О ней же Джон говорил, что его вера сильнее той, что вписывается в рамки религии. И именно эта сила заводит стадионы уже 26 лет.





Τετάρτη, Οκτωβρίου 30, 2013

«Что ещё могу я сказать... Аминь»

30 ОКТЯБРЯ 2013 | АВТОР ТЕКСТА: ВЛАДИСЛАВ РАДЮК


Под перебор струн акустической гитары он выходит на сцену, с пустыми руками, верно, для того, чтобы лучше сосредоточиться на эмоциях. На заднем фоне показывают видеоряд, сейчас на экране – просто горящие красные свечи. «Last night I had a dream, The dream I had was true» - начал он. Сон – штука интимная, непросто поделиться и рассказать. Тем более, такой сон...





Джона Бон Джови часто обвиняют в попсовости. Особенно крепкие обвинения в его сторону стали сыпаться в нулевых, после выхода небезызвестного гимна «It’s My Life». Попытки найти новое звучание для группы порой принимались широкими массами так же, в штыки: неоднозначные оценки слушателей получил и сборник блюзовых аранжировок на известнейшие рок-хиты группы, и кантри-альбом «Lost Highway». Впрочем, каждый новый альбом становился #1 в Америке и не только, армия поклонников как минимум не уменьшалась, а концерты продолжали приносить баснословную прибыль. 

А группа продолжала пробовать новые стили, новые формулы и новые образы. И неважно, писался ли очередной альбом в стиле кантри или поп – главное, что музыка продолжала быть качественной и при этом доступной для широких масс. 

Хоть свой 12-ый альбом группа и назвала «What About Now», а первый сингл «Because We Can» звучит, как вызов, этой пластинкой Bon Jovi, кажется, не собирались никому ничего доказывать. И уж точно не старались увеличить в разы ряды своих поклонников, подобно тому, как они делали это в начале нулевых, когда ребята небезуспешно попытались привлечь внимание молодого поколения. Даже наоборот: альбом в целом получился довольно личный, философский и предназначен, скорее, для внутреннего потребления фанатами (не считая «I’m With You», которая единодушно была названа одной из лучших песен коллектива за всё время и которая достойна, пожалуй, отдельной статьи). И особенно выделяется своей нетипичностью для творчества группы баллада «Amen».

Прочие баллады Bon Jovi (к примеру, суперхитовая «Always») звучат, может, и мощно, но слишком слащаво. А лирика – не очень-то искренне. И вот, спустя 30 лет, из-под пера Джона, который к этому времени стал действительно зрелым поэтом (стоит отметить, что музыка группы в общем и целом со временем становится все больше теряет в яркости, в отличие от лирики, которая только прибавляет в глубине), выходит интимная молитва «Amen». Акустическая гитара, пианино и скрипка – очень естественно и просто.



«I fell through the stars 

...Went walking on the moon»





Конечно, сон и песня – о том, что происходит под покровом ночи.


Непросто писать «об этом», не переступая грани между откровенностью и порнографией. Так, чтобы написанное не вызывало чувств неоднозначных, а может даже и отвращения, что порой сопровождает прочтение грязных романов Буковски. При этом, как огня, нужно избегать и приторности. Должно получиться что-то от Вэна Моррисона и Леонардо Коэна. К слову, похоже, что именно Коэновская «Hallelujah», которую один из исполнителей песни Джефф Бакли определил как «аллилуйю оргазма», и не давала покоя Джону с тех пор, как он исполнял её в ходе «Lost Highway Tour». И если уж и сравнивать две молитвы, то «Hallelujah», конечно, имеет куда более запоминающийся мотив, что даёт ей большой потенциал для каверов. Но в пронзительности и драматизме «Amen» шедевру Коэна уступает едва ли.

«I felt her tongue between my lips, 
...And I forgot to breath»


Песня получилась даже не столько откровенной, сколько интимной. Ещё большей интимности ей придаёт эдакая мрачноватость средневековых мотивов – «At the banquet table A beggar at a feast» - и ощущение чего-то не просто таинственного – «Unfolding like the mystery inside of her like poetry» - но и запретного. А за нарушение запретов, как правило, следует наказание, ожидание которого – а тем временем «свеча подожгла ковёр» - более волнительно, нежели оно само. Впрочем, пожалуй, всё же нечто иное заставляет «тысячи лошадей гнать по венам» героя.

Почему «Amen»? Тезис не нов и в культуре встречается нередко: через любовь плотскую познаётся и достигается любовь духовная (вспомнить, к примеру, «Elevation» U2). Да и в каких случаях грешные существа названием «люди» прибегают к молитве: когда есть что-то, что очень нужно, но чего достичь непросто, когда есть за кого просить и когда есть, за что благодарить. О чём молит герой – об этом каждый может решить сам для себя, пока Джон ослабевшим за время преданности музыке голосом смело берёт высокое «Amen» - вот и то самое «Because we can».

«The skin under my finger tips 
Honeysuckle on her lips 
Sweeter than a man deserves to taste 
Mercy, mercy, what else can I say?» 

А больше, Джон, ничего говорить и не надо, одна эта фраза стоит уже многого.


Под тот же перебор струн и трепетную скрипку сон подходит к концу. Прожектор, свет которого падал на него, опустившего в напряжении голову, потухает, оставляя зал в кромешной тьме...